Новости и обзоры событий культурного Белгорода



Белгородская филармония: Главный симфонический концерт апреля — Малер и Чайковский

24 апреля в Овальном зале симфонический оркестр Белгородской государственной филармонии под управлением заслуженного деятеля искусств Украины Рашита Нигаматуллина сыграл 4-ю симфонию Густава Малера (премьера в Белгороде!) и 2-й фортепианный концерт П.И. Чайковского (солист — Никита Чернецов, г. Луганск).

Хотя вечер в холодном, с выключенным отоплением зале, сопровождался, как обычно, внешними признаками успеха — вызовами, криками «браво» — назвать концерт исполнительской удачей было бы явным преувеличением.

Для слушателя моменты захватывающего эмоционального интереса: 3-я часть симфонии Малера или дуэт 1-й скрипки и 1-й виолончели во 2-й части концерта Чайковского, не часто оживляли вежливое внимание едва ли не скучающего зала, слегка поредевшего после первого отделения (симфония Малера).

И, тем не менее, тот факт, что оркестр Белгородской государственной филармонии во главе с Рашитом Нигаматуллиным осваивает симфонический мир Малера, трудно переоценить.

Вчерашняя премьера Малера – четвертая по счёту за последние годы (до этого с успехом были исполнены 1-я, 5-я и 9-я симфонии великого австрийского симфониста рубежа XIX - ХХ в.в.).

Симфонии Малера сегодня, спустя столетие после своего создания, прочно вошли в репертуар крупнейших оркестров и ведущих дирижёров мира, и являются заманчивой целью любого симфонического коллектива и всякого честолюбивого и мыслящего музыканта-дирижёра.

Симфонические коллективы небольших городов (можно указать на Курск, Орёл, Воронеж) вряд ли отваживаются подступиться к Малеру.

Малер однажды оказал: «Для меня написать симфонию – значит всеми средствами симфонической техники создать собственный мир».

Мир, в котором решаются глобальные мировоззренческие проблемы человеческого бытия: жизни и смерти, добра и зла, гармонии и дисгармонии.

Кроме глубины содержания, симфонии Малера сложны неследованием схемам формы, выработанным столетним опытом развития симфонического жанра – каждая его симфония абсолютно индивидуальна по форме и вырастает из главной мысли.

В 4-й эта мысль выражена в виде большого вопроса – возможна ли гармония в земной жизни? Ускользающе-двойственный ответ на него находится в 4-й части (финале).

Это хроническая фольклорная картина «рая» или «небесной жизни», полной всевозможных удовольствий, о которых поёт женский голос (солистка — сопрано Наталия Пашун).

Детская немецкая народная песня «Небо полно скрипок», или «Райская жизнь», взята Малером из сборника немецкого фольклора начала XIX века.

Инфантильная, с точки зрения несчастного голодного ребёнка, окраска главной мысли составляет особую трудность симфонии, ибо её музыкальная ткань по большей части прозрачна и лишена мощных, захватывающих внимание катаклизмов.

В целом, музыка 4-й симфонии Малера оставляет ощущение острой печали о несбыточном.

Психологические изыски австрийского симфонизма «конца века» (fine de siecle) сменила мощная фортепианная виртуозность, плотная оркестровка и яркий русский стиль 2-го фортепианного концерта П.И. Чайковского.

Однако в игре молодого 22-летнего пианиста Никиты Чернецова из Луганска его незаурядная техническая одарённость не могла заслонить недостаточность добротной пианистической школы.

Дата публикации
25.04.2009 г.
Автор

Новости по теме