Новости и обзоры событий культурного Белгорода



Щепкинский фестиваль 2013: день второй. Песня отважного жаворонка

Сильное впечатление на зрителей произвёл спектакль Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя. Более чем трехчасовое действо с двумя антрактами промелькнуло словно один миг благодаря потрясающему драйву исполнительницы главной роли Регины Щукиной и великолепному актёрскому ансамблю.

Забавная и поэтичная история девчонки из французской деревни Домреми, с её полудетскими развлечениями, на наших глазах перерастает в нечто серьёзное, героическое, драматическое, трагическое.

В начале спектакля «звёздный час» Жанны приходит без всякой помпы, заставляя улыбнуться наивному рассказу героини о являющемся ей «монсеньоре архангеле Михаиле» с «большими белыми крыльями»: что за выдумка смешного ребенка! Разве Жанна похожа на героиню, призванную Богом к освобождению Франции — неуклюжая, толстоногая маленькая крестьянка? Она и сама не верит «голосам», убеждающим её идти к военачальнику французской армии Бодрикуру (Е. Клубов) и просить у него солдат и вооружение для похода на англичан.

Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя

Сцены объяснений Жанны с родителями сыграны с искрометным юмором, очень выразительно по пластике, дополняющей недосказанное словами. Отец с матерью упорно не слышат Жанну, прислушиваясь к своим собственным страхам и опасениям — «дочь решила стать солдатской шлюхой!» «Нет, у неё кто-то есть и скоро будет свадьба!»

Так же гротескно сыграна встреча Жанны с развратником Бодрикуром, возомнившим, что Жанна пришла просить его о каком-то житейском одолжении. На поверку оказывается, что всклокоченный, заспанный Бодрикур, чьи войска терпят поражение за поражением, в глубине души честолюбиво мечтает совершить что-нибудь действительно значительное для истории, чтобы его «заметили наверху».

Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя  Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя

Играя на его честолюбии и одновременно взывая к лучшему, что есть в этом человеке, Жанна напрасно пытается добиться помощи. Но мы видим, что в герое Евгения Клубова уже произошла внутренняя перемена — не смотря ни на что, он ощущает «судьбоносность» явления к нему странной девушки...

Преодоление Жанной препятствий на пути призвавшего её Божественного Промысла в спектакле Семена Спивака зритель удивительным образом ощущает как свой собственный духовный труд. Героиня непременно должна прорваться сквозь тернии дьявола — ведь её ведёт Сам Бог!

Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя  Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя

Преодолеть недоверие и подозрение окружающих, инфантилизм презираемого собственным народом наследника престола, дофина Карла (замечательная работа засл. арт. России С. Барковского), его страхи, вытащить будущего короля Франции из-под выбранной им маски ни за что не отвечающего балбеса. Открыть в нём мужчину, смелого и решительного, готового к битве за независимость своей страны.

Карл остро гротескно сыгран актёром: кудрявый паричок, игривые приплясывания, надутые губки вечного дитяти, подбрасывание шарика от азартной игры бильбоке. В военный совет мать тащит его, упирающегося, за руку, под канючее «не хочу-не хочу-не хочу!»

Сцена из спектакля Санкт-Петербургского молодёжного театра на Фонтанке «Жаворонок» по пьесе Ж. Ануя

Никто не принимает Карла всерьёз — ни подданные, ни жена, ни любовница. Но у Жанны особый дар — возвращать людям их подлинное достоинство. Она научит дофина преодолевать своих страхи, делать в трудных обстоятельствах самый первый, требующий от нас отваги шаг, ожидаемый Богом, а после Он сам поведёт нас, и никто не посмеет встать на нашем пути! Неожиданное «сынок» в адрес Карла из уст девятнадцатилетней простушки не звучит оскорбительно — ведь она именно духовно «родила» этого мужчину...

Военные действия и победы Орлеанской Девы, коронация Карла на королевский трон оставлено режиссёром за сценой. Всё главное теперь — в этих серьёзных, глубоких беседах Жанны с каждым героем, открывающих её мировоззрение и христианскую веру.

 Девятый Всероссийский театральный фестиваль «Актеры России — Михаилу Щепкину»: на сцене театр на Фонтанке (Санкт-Петербург)

Во втором и третьем действиях мы видим плен Жанны, допросы её графом Варвиком (Р. Нечаев), архиепископом (нар. арт. России В. Кухарешин) и Кошоном (засл. арт. России С. Гавлич). Жестокость Варвика, иезуитская мудрость архиепископа и тайная жалость Кошона, даже сплотившись, не могут заставить героиню признаться в занятиях колдовством, отречься от своего Божественного призвания.

Хотя Регина Щукина тонко сыграла и мгновения растерянности героини, и отчаяние при известии, что все предали её и даже верный Лаир (В. Волков) не спешит к ней на помощь. Мы понимаем, как это больно, потому что практически одной пластикой в сцене с Лаиром был дан намёк на возможность романтического чувства юной воительницы к её грузному, грубому, простоватому жизнелюбу-солдату...

В последних сценах спектакля сама Жизнь, кажется, вопиет к героине: останься с нами, живи, ты можешь ещё быть счастлива и любима! Перед Жанной словно в видении встают мать и отец, брат, король Карл с подданными. Режиссёр с помощью фонограммы легким эхом усиливает эти «голоса плоти» — антитезу божественным «голосам Духа», которыми героиня призвана именно так, а не иначе прожить свою короткую жизнь жаворонка, подстреленного жестокой рукой охотника...

Сценография спектакля (Э. Капелюш) лаконична и выразительна: частокол металлических балок символизирует то пики воинства Жанны, то деревья в лесу, через который пробирается героиня, то прутья решётки в темнице. Ангельское крыло повешено на гвоздик рядом с боевыми доспехами Жанны. Огромное Колесо — как метафора Судьбы, а может, пыточное орудие, или неподъемная ноша, камень, который Жанна должна толкать вперёд, невзирая на поражения, ради верности и доверия Пославшему её на этот горестный путь.

Не знаю, так ли необходимы были анекдоты в устах Палача (Е. Клубов) с его юмором висельника? Наверное, можно было бы обойтись без них... В сцене казни Жанны до слёз трогает, когда вдруг героиня судорожно хватается за руку своего палача — последнего человека, который мог бы ободрить её, дал бы пусть даже не поддержку, но просто человеческое тепло. Выразительна сцена, когда все персонажи во главе с королем Карлом молча опускаются на колени перед эшафотом — не как перед простолюдинкой, а как будущей признанной святой католической церкви...

Закольцевав композицию спектакля (в начале — песня французского жаворонка над родными полями, потом — откровения холеного Варвика, получающего жестокое наслаждение от убийства этой птицы), Семен Спивак даёт в финале немую мизансцену.

Все герои, повернувшись к нам спинами, протягивают руки в высоту — в небо, к которому воспарила душа маленькой героини французского народа. Всё в постановке гармонично и продуманно. И не случайно публика горячо отозвалась на неё — криками «браво» и долгими аплодисментами. Аплодисменты стали ещё более громкими, когда выяснилось, что актриса Регина Щукина, только что сыгравшая героическую смерть, через какой-то час отметит свой день рождения! Такова жизнь актёра, словно птицы Феникс: умирать и возрождаться. И надо сказать, все петербургские актёры в этот вечер играли, не жалея и не экономя себя, в полную отдачу.

Дата публикации
09.10.2013 г.
Автор

Новости по теме