• Афиша и новости
    культурного Белгорода
 

Новости и обзоры событий культурного Белгорода



Мартин Бамбауэр: Звучание органа — это звучание вечности

21 марта 2015 года в Органном зале Белгородской государственной филармонии в рамках проекта «Органисты европейских соборов» состоялся концерт органиста из Германии Мартина Бамбауэра.

Мартин Бамбауэр — один из знаковых органистов Европы. Он родился в 1970 году в городе Везель (Северный Рейн). Обучался протестантской церковной музыке в Дюссельдорфской консерватории имени Роберта Шумана (игре на органе у Ганса-Альфонса Зигеля и профессора Ханса-Дитера Мёллера, импровизации у профессора доктора Густава А. Крига).

После выпускного экзамена (импровизация — с отличием) продолжил обучение в консерватории Франкфурта-на-Майне (Университет музыкального и драматического искусств) у профессора Даниэля Рота. В дальнейшем стажировался на многочисленных мастер-классах у таких известных артистов, как Оливье Латри, Бен ван Оостен, Эвальд Куйман, Юн Лауквик и Мари-Клер Ален.

Победитель международных органных конкурсов, участник международных фестивалей органной музыки, Мартин Бамбауэр выступал с органными концертами по всей Германии, в том числе в Ульмском соборе, в церкви Marktkirche в Висбадене, в Альтенбергском соборе, в Аббатской церкви Химмерод, в Эрфуртском соборе, в церкви замка в Альтенбурге, во Фрауэнкирхе в Дрездене, а также в Швейцарии, Франции (в Париже в церкви Св. Августина, в соборах Ste-Trinité, St. Sulpice, в соборе Нотр-Дам), Бельгии, Англии (в Глостерском соборе), Шотландии, Норвегии, Италии, России (Санкт-Петербургская филармония) и часто в США.

Являясь почитателем музыки Баха, органист неоднократно исполнял полное собрание сочинений композитора для органа. Кроме того, исполненные Бамбауэром мировые премьеры произведений Сезара Франка на органе Cavaillé-Coll в Каркассонском соборе получили высокую оценку критиков (Fono Forum, Musica Sacra).

Мартин руководит в Трире Баховским хором и хором Каспар Олевиана, который он основал в 2000 году. Он был органистом и музыкальным руководителем (кантором) в соборе Базилика Константина в Трире (с 1999 года), а также директором музыки в протестантской церкви в Трире.

В прошлом году Бамбауэр инициировал знаковый в Европе проект — для собора Базилика Константина, крупной исторической церкви, органостроительной фирмой Hermann Eule (Баутцен) был создан новый четырехмануальный симфонический главный орган.

Немецкий музыкант впервые побывал в Белгороде и прилетел в Россию (во второй раз) специально для того, чтобы дать свой сольный концерт для белгородской филармонической публики.

Мартин Бамбауэр обрадовался тому, что в Белгородской филармонии установлен орган именно немецкой фирмы Hermann Eule Orgelbau — инструменты этой фирмы, имеющей богатую 140-летнюю историю и сложившиеся традиции, в числе его самых любимых. Музыкант считает, что за два последних десятилетия органы Eule стали очень современными и приобрели возможности симфонического звучания, а также большего погружения в медитативность, что даёт возможность абстрагироваться как в католическом соборе.

Об этом, а также о своём видении органной музыки гость Белгорода охотно поделился с читателями портала «Афиша и новости культурного Белгорода».

— Мартин, как у Вас возникла любовь к органу? С чего начинался Ваш музыкальный путь?

— Мой интерес к органу, скорее всего, перешёл ко мне от моих родителей. Мой отец был пастором, и моё знакомство с органом произошло в очень раннем возрасте. С трёх лет я стал играть на фортепиано, а первые уроки игры на органе относятся к тому времени, когда мне было 12. Любовь к органу появилась, вероятно, немного позже, лет в 15-ть, так как органная музыка намного более отвлечённая и трудная для понимания, по сравнению с фортепианной. Впоследствии я был полностью поглощён органом и знал, что хочу стать церковным музыкантом.

— Какой репертуар предпочитаете исполнять больше всего на органе?

— Позднеромантический. Музыку французских романтиков, она близка мне по духу. Также я очень интересуюсь музыкой английских композиторов, а также других авторов, творивших на рубеже веков.

— На Ваш взгляд, есть разница в восприятии при исполнении музыки на органе в концертном зале и этой же музыки в церкви?

— Конечно, многое зависит от акустики. При исполнении органной музыки в концертном зале с немного суховатой акустикой органисту может не хватать того объёма звучания, который есть в церковных соборах.

— Вы отдаёте предпочтение немецкой фирме Eule. А органы каких фирм вам ещё импонируют?

— Да, мастера фирмы Eule, действительно, создают прекрасные инструменты, способные передать самые изысканные краски органа. Хороши и швейцарские органы фирмы Kuhn, а также американские. Лично я рад каждому новому органу, и испытал наслаждение, играя на белгородском Eule.

— Ваш любимый композитор?

— Каждый раз по-разному. Как я уже говорил, меня привлекает позднеромантическая музыка рубежа 19–20 веков. Например, сочинения Эриха Вольфганга Корнгольда (1897–1957). Это австрийский композитор, который во время второй мировой войны иммигрировал в США и там работал в области киномузыки, написал много саундтреков и кинопартитур. Также мне нравится музыка такого немецкого композитора как Зигфрид Карг-Элерт (1877–1933). Это музыка «экзотических» композиторов, которые достойны внимания публики.

— Вы предпочитаете исполнять сочинения-транскрипции для органа или музыку, специально написанную для исполнения на органе?

— Скорее, музыку, написанную специально для исполнения на органе. На нём можно играть много и долго, потому что это клавишный инструмент. Можно взять любые ноты для фортепиано и сыграть их на органе, немного видоизменив. Иногда получаются хорошие аранжировки.

Однако если композитор знает возможности органа, его специфику, то из-под его пера выходит музыка, которую исполнять удобно, так как композитор «расходует» ресурсы экономично. Зигфрид Карг-Элерт или Ференц Лист, например, хорошо писали для органа, они расходовали органные ресурсы со знанием того, как правильно применять потенциал органа и уводить его в нужное русло.

Вы когда-нибудь исполняли русскую музыку на органе?

— Я играл только Александра Глазунова. Его прелюдии и фуги, а также транскрипцию для органа его 5-й симфонии. Не исполнял на органе музыку других русских композиторов, но люблю слушать симфонии Глазунова, Шостаковича, Чайковского, Рахманинова. Они писали прекрасную музыку.

Мы можем подсказать Вам для исполнения сочинения для органа, написанные композитором Микаэлем Таривердиевым, — его хоральные прелюдии, Органную симфонию «Чернобыль» и другое. Это музыка, на которую стоит обратить внимание — в ней есть мысль, есть дух, есть красота.

Мартин, у Вас есть музыкальные впечатления, которые Вы никогда не забудете?

— Да. Из последних — это инаугурация органа в декабре прошлого года, в рамках которой были организованы органные концерты, в которых я принимал участие. Инструмент очень славный, просто великолепный (новый четырехмануальный симфонический орган в соборе Базилика Константина — прим.авт.), это было незабываемо!

Также, так как я выступаю и в качестве дирижёра, запомнилось исполнение музыки Эдуарда Элгара (оратория «Сон Геронтия») несколько лет назад. Эти впечатления я никогда не забуду.

У Вас есть какие-либо мечты, которые хотели бы воплотить в жизнь?

— Я люблю исследовать французские, английские и американские органы, мне всегда интересна палитра их красок. Одно из моих желаний исполнилось в Белгороде, потому что здесь расположен один из самых лучших органов. Будем надеяться, что впереди будет ещё немало встреч с подобными инструментами.

Органная музыка может дать нам чувства и видение тех вещей, которые намного больше нас. Возможно потому, что звучание органа, рождающееся с помощью простого нажатия клавиш, — это звучание вечности. Конечно, здесь многое связано с трактовкой органа как церковного инструмента, способного расширить наши духовные познания.

Любая музыка может воздействовать на нас исцеляюще, но органная музыка особая, — на мой взгляд, её нужно только слушать, а не наблюдать зрительно.


Дата публикации: 23.03.2015