Новости и обзоры событий культурного Белгорода



Тэ-Хен Ким: Я всегда хотел увидеть настоящую Россию

19 декабря 2014 года в Большом зале Белгородской государственной филармонии в рамках абонемента «Симфонические шлягеры» состоится концерт, в котором под звуки Симфонического оркестра (Главный дирижёр — заслуженный деятель искусств Украины Рашит Нигаматуллин) будет солировать уникальный пианист, лауреат международных конкурсов Тэ-Хен Ким (Южная Корея).

Молодой корейский исполнительТэ-Хен Ким (род. 22 мая 1985 г.) — один из самых ярких, активно гастролирующих пианистов современности, покоряющий публику России, Европы и Азии своим талантом, энергией и оптимизмом.

Победитель и лауреат девяти (!) международных конкурсов, пианист-виртуоз выступал на крупнейших сценах мира и совсем скоро выступит на сцене Белгородской филармонии.

Предваряя очное знакомство с белгородской музыкальной публикой, музыкант по просьбе портала «Афиша и новости культурного Белгорода» поделился своими мыслями, впечатлениями, планами на будущее.

Уникальный пианист, лауреат международных конкурсов Тэ-Хен Ким (Южная Корея) выступит в Белгороде 19 декабря 2014 года

— Тэ-Хен Ким, в настоящее время Вы один из самых известных южнокорейских пианистов, по крайней мере, в России о Вас знают уже не только в узких кругах. Как начиналась Ваша музыкальная карьера? Что сподвигло Вас встать на нелёгкий путь профессионального пианиста?

— Что сподвигло меня встать на путь пианиста … это судьба. В моей семье нет музыкантов, но моя мама любит классическую музыку, музыка всегда окружала меня, когда я был ребенком. И я просто любил играть, получал удовольствие от игры на фортепиано. Мои родители вообще никогда не заставляли меня заниматься. Так что, когда я повзрослел, я продолжил играть на фортепиано с удовольствием.

— Несмотря на свою молодость, Вы покорили публику не только на родине, но и многих других стран, покорили не только своим талантом, но ещё энергией и оптимизмом. Как Вам удается сохранять неослабевающую энергию в условиях, вероятно, нелёгкого гастрольного графика?

— Когда у меня плотный график с множеством разных программ, я нахожусь в большом напряжении. И в такие моменты музыка может становиться искусственной, я бы даже сказал «мёртвой». И это очень опасно, когда играешь правильно все ноты, но у зрителей ничего не остается после концерта. Я боюсь, что в такие моменты нет вдохновения.

Поэтому я стараюсь всегда быть «живым», не забывать, что для меня значит музыка, за что я её люблю. Я всегда напоминаю себе быть искренним, просто быть самим собой.

— Какую роль в Вашей карьере сыграли годы обучения в Московской консерватории? Это была Ваша личная инициатива — обучаться в России?

— Из-за огромного русского репертуара для пианистов, я всегда хотел увидеть, что из себя представляет настоящая Россия, что великие русские композиторы видели в своей жизни. Конечно, Россия сильно изменилась с тех пор, но не во всём!

Например, после долгой тёмной зимы, всего лишь один мягкий весенний ветерок ты будешь ценить, как ни в одной другой стране… Или октябрь в России вызывает совсем иные чувства в сравнении с другими странами (можете себе представить, что есть произведение П. И. Чайковского «Времена года»…, и чтобы играть его, я должен почувствовать все месяцы в России). А эти бесконечные бульвары со старыми домами из советской эпохи. Как можно все это объяснить? Я был в Москве всего два года, этого недостаточно, чтобы почувствовать всё, но многие ощущения, недоступные простому туристу, навсегда остались в моём сердце.

Ах да! И еще одна очень важная деталь, теперь я могу немного говорить по-русски…!

Пианист-виртуоз Тэ-Хен Ким дал эксклюзивное интервью для портала Афиша и новости культурного Белгорода (www.afishka31.ru)

— Наверняка, Вы многое почерпнули, обучаясь у народной артистки СССР Элисо Вирсаладзе?

— Она выдающийся, великолепный музыкант, потому что я всегда мог почувствовать её вдохновение через её музыку, которая способна мгновенно изменить меня. В этом и есть вся сила музыки, не так ли? Я очень сильно уважаю её ещё и за то, что она очень понятно излагает свои мысли.

Как концертирующий пианист, она знает как установить контакт с публикой «со сцены». Это очень важно. Некоторые хорошие профессора учат просто музыкальной теории. Но важно ещё донести музыку до публики, убедить их. И этому я научился у Элисо Вирсаладзе.

— Почувствовали ли Вы некую разницу в пианистических традициях, обучаясь и совершенствуя своё мастерство в Корейском Национальном Университете Искусств и Мюнхенской высшей школе музыки и театра?

— Мой университет в Корее использует американскую систему обучения, музыкальную теорию, учебный план и так далее. Но среда оказывает влияние на музыку. Я могу сказать, например, «это немецкая музыка» потому что чувствую, что она из другого окружения, другой культуры. И бывают определённые моменты на улице, которые напоминают мне о немецкой музыке. Я бы назвал это вдохновением. То же самое с русской музыкой, когда я смотрю на виды России, я вспоминаю русскую музыку.

— Вы являетесь победителем и лауреатом девяти международных конкурсов. В марте 2013 года Вы завоевали I премию и приз зрительских симпатий на международном конкурсе Hastings International Piano Concerto Competition в Англии. Легко ли Вам далась эта премия? Планируете ли Вы участвовать в будущем в других конкурсах и фестивалях?

— В действительности, мне не очень нравится участвовать в конкурсах. Но это один из способов получить больше возможностей, в частности, если ты хочешь играть где-то, но у тебя нет никаких связей там.

Например, я хотел играть в Великобритании, но честно говоря, у меня не было там связей. И я узнал, что если я попаду в финал конкурса Hastings, то Королевский филармонический оркестр, самый большой оркестр в Лондоне, будет аккомпанировать финалистам. Я выиграл конкурс и после этого они пригласили меня ещё раз, уже в качестве солиста в их концерте. И конечно, после этого у меня было ещё несколько концертов в Великобритании.

— Вы сотрудничали со многими российскими музыкантами, дирижёрами и коллективами. Как Вы могли бы охарактеризовать их исполнительскую культуру? Есть ли, на Ваш взгляд, некоторые особенности, присущие российским музыкантам? Отличаются ли они от музыкальной культуры, скажем, Азии?

— Я играл с Национальным филармоническим оркестром под руководством маэстро Спивакова в Антверпене, Бельгия. Мы исполняли концерт № 3 С. Рахманинова, и это было очень харизматично, мощно, с долгими фразами. А во второй части оркестр исполнял Симфонию № 5 Д. Шостаковича — мне не нужно говорить, как это было. Потому что эта музыка принадлежит им. Когда они играют свою (русскую) музыку, меня просто переполняют чувства.

Молодой корейский пианист выступит с концертом в Белгородской филармонии 19 декабря 2014 годаТэ-Хен Ким

— Что Вас удивляет в России?

— Православные церкви; покрытые снегом, бесконечные леса с белыми берёзами; люди, которые кажутся очень закрытыми, но тёплые внутри… И много великолепных музеев, которые вы смогли сохранить в течение нескольких веков.

— В Белгороде Вы будете исполнять вместе с Симфоническим оркестром под управлением маэстро Рашита Нигаматуллина Фортепианный концерт В. А. Моцарта № 25. Является ли музыка венских классиков Вашей излюбленной, любите ли Вы исполнять музыку других эпох?

— У меня очень обширный оркестровый репертуар, включая концерт В. А. Моцарта № 25. В концерте с оркестром выбор произведения сильно зависит от дирижёра. Я очень хочу сыграть с Рашитом Нигаматуллиным.

— Как Вы относитесь к исполнению фортепианной музыки современных композиторов? Приходилось ли участвовать в её исполнении?      

— Существует огромный репертуар для пианистов от раннего барокко до современной музыки. Если я не могу исполнять всё, то получается, что мне нужно выбирать. И, когда я выбираю, я рассуждаю: для каждого произведения есть своё время, что-то я готов выучить сейчас, а что-то позже. Для концентрации на развитии моей музыкальности я не изучал много современной музыки, только если случайно совпадало, или я принимал предложения сыграть такую музыку. Меня всегда удивляет в ней иной подход к извлечению звуков, удивительные идеи.

— Вы имели честь играть на самых лучших сценах мира, включая Залы Плейель, Гаво и Корто в Париже, лейпцигский Гевандхаус, Гаштайг-центр в Мюнхене, Дворец изящных искусств в Брюсселе, Концертгебау в Брюгге, Арт-центр и Арт-холл Кумхо в Сеуле, Московский международный Дом музыки, Санкт-Петербургскую филармонию, концертный зал Мариинского театра и другие. Однако наверняка у Вас есть мечта или желание музыканта, которое Вы хотели бы осуществить в будущем. Поделитесь?

— Когда концерт окончен, и я кланяюсь публике, для меня совершенно очевидно, что я там, где должен быть. Я люблю видеть улыбающиеся лица людей в зале. Каждый раз, когда я на сцене, я думаю только о музыке и о людях, которые её слушают. Неважно как их много и насколько большая сцена. Я просто играю из глубины души, потому что я думаю, что только если я играю искренне, зрители могут почувствовать мою музыку сердцем. Некоторые из них могут быть тронуты моей музыкой и тогда происходят чудеса. Это то, чего я хочу.

— Сколько часов в день Вы отводите занятиям на инструменте?

— Это зависит от обстоятельств, но обычно 4–5 часов в день.

— Ваш любимый композитор?

— Мне часто задают этот вопрос… Выбор меняется: пока это был Роберт Шуман, но недавно я стал больше слушать Шопена. И я думаю, что сейчас это Шопен!

— Есть ли у Вас любимое хобби? Чем бы Вы занимались в жизни, если бы не избрали путь музыканта?

— Если бы я не стал музыкантом, то возможно я бы стал поваром или шоколатье (смеется)

— Сейчас Вы живете в Мюнхене и обучаетесь там. Там же Вы создали фортепианное трио “Trio Gaon”. Какие цели Вы планируете реализовать?

— Я люблю исполнять камерную музыку, и я хороший камерный музыкант. На самом деле, существует много музыкантов, которые прекрасны соло, но совсем не обладают способностью к камерной музыке. Я люблю общаться в музыке с кем-то и двигаться в одном музыкальном направлении. И я счастлив, что могу играть с трио. Наши репетиции и концерты всегда приносят удовольствие.

В Германии публика особенно любит камерную музыку, здесь существует много успешных музыкальных камерных серий. Мои цели с трио…я не уверен, что у нас есть какая-то конкретная цель, скорее мы просто наслаждаемся совместным исполнением. Я не хочу сказать, что мы только развлекаемся, но если у нас концерт и мы отлично играем, то мы получаем удовольствие вместе со зрителями.

— Как началось Ваше сотрудничество с российским концертным агентством SMOLART? Арендный концерт «Вечер с виртуозом», который вы совместно организовали в 2013 году в Санкт-Петербурге, — это особый вид концертной практики? В чём его преимущества?

— Я очень хотел играть в России, огромной стране с разнообразной культурой. Русская публика очень тёплая, каждый раз я убеждаюсь, что она ценит классическую музыку. Так что я обратился в агентство SMOLART. И узнал, что это довольно сложно начать выступать в вашей стране. Например, в Корее у меня карьера и меня уже знают и приглашают, потому что известно как я играю.

Но в России у меня не было возможности показать свою игру. Так что мы со SMOLART решили рискнуть и арендовать площадку в Санкт-Петербурге. Конечно, это не всегда должна быть аренда. Но если это может помочь на определенном этапе, почему нет? Я доверял своему менеджеру и получил возможность встретиться со зрителями. Впоследствии меня пригласили выступить в Санкт-Петербурге в концертном зале Мариинского театра перед публикой, которая меня запомнила, и ещё получилось организовать тур по городам России. И вот я в Белгороде!

— Ваши ближайшие творческие планы?

— После концерта в Белгороде я лечу в Корею на предновогодний концерт 31 декабря, потом у меня будет небольшой отпуск. Не могу поверить, что год уже подошел к концу!

 

Дата публикации
09.12.2014 г.
Автор

Топ новости

Новости по теме