• Афиша и новости
    культурного Белгорода
 

Новости и обзоры событий культурного Белгорода



Русская музыка в Белгородской филармонии

6 декабря в Большом зале филармонии состоялся концерт Симфонического оркестра под управлением Дмитрия Филатова. В двух отделениях концертной программы прозвучали Концерт для фортепиано с оркестром Александра Скрябина (солист лауреат международных конкурсов Александр Лубянцев) и Симфония № 2 Сергея Рахманинова.

Русская музыка во всём мире занимает особое место, её не спутаешь ни с какой другой: в ней есть бескрайняя широта, красота и притягательность. Иногда кажется, что её можно слушать бесконечно…

Александр Скрябин и Сергей Рахманинов — два выдающихся русских музыканта, без которых немыслимо развитие русской музыкальной культуры. Будучи современниками с разницей в возрасте в два года (1871 – 1873), каждый из них обладал своим видением мира и по-разному воплощал его средствами музыки.

Один — с помощью привнесения новых гармонических средств (в рамках тональности), стремления к поэмности, цветной музыке и образам огня, другой — своей духовностью и безошибочным претворением истинно русского начала. Но, тем не менее, несмотря на явные различия в творческом облике, два русских композитора зачастую звучат во многом сходно. Пример тому — состоявшийся в минувшую пятницу концерт Симфонического оркестра Белгородской филармонии.

... Журчали справа малые затеи.
Прорвались слева звуки-чародеи.
Запела Воля вскликом слитных воль.
И светлый Эльф, созвучностей король,
Взял из звуков тонкие камеи.
Завихрил лики в токе звуковом.
Они светились золотом и сталью,
Сменяли радость крайнею печалью.
И шли толпы. И был певучим гром...

Такой певучестью, нежностью и трепетностью отличалось исполнение Фортепианного концерта Александра Скрябина. Впервые на белгородской сцене выступил Александр Лубянцев — молодой пианист (род.1986), который уже зарекомендовал себя как талантливый и прогрессивный музыкант не только в российском масштабе, но и за рубежом.

Концерт для фортепиано с оркестром Александра Скрябина (солист лауреат международных конкурсов Александр Лубянцев)

В настоящее время аспирант Петрозаводской государственной консерватории (класс профессора, заслуженного деятеля искусств России и Карелии Виктора Портного), Александр родился в семье музыкантов, обучался фортепианному мастерству в Санкт-Петербурге и Москве.

Синтезируя в своём пианизме исполнительские принципы петербургской и московской школ, музыкант с 14-летнего возраста выступал со многими симфоническими оркестрами России и мира, участвовал и занимал призовые места на многочисленных конкурсах, среди которых ведущее место, несомненно, занимает III премия на XIII Международном конкурсе им. П. И. Чайковского (2007).

Чем же отличалось в этот вечер исполнение Концерта для фортепиано с оркестром (1897) А. Скрябина — единственного Фортепианного концерта, но далеко не единственного музыкального образца в фортепианном творчестве композитора? Упомянутая выше «певучесть» рождалась мягким звуком и бережностью прикосновения солиста к инструменту.

Напевная мелодия, близкая «фортепианной лирике», царившей на протяжении концерта, появилась еще в оркестровом вступлении первой части, где первая валторна (Тимофей Скуднов) задала тематический стержень всем трём частям концерта.

Удивительная напевность, передававшаяся от солиста к оркестру и наоборот, сочеталась то со стремительностью и напористостью пассажей, то с лёгкими порхающими музыкальными фразами.

Нельзя не отметить хороший звуковой баланс и чувство слаженности взаимодействия между солистом и оркестром, приправленные умелыми жестами и аллюзиями дирижёра (Дмитрий Филатов).

Прозрачная и ясная музыкальная ткань концерта (особенно во второй части — своеобразной «кладези красоты») рождала самые светлые образы, которые наполнялись и немного сгущались в кульминационных эпизодах и сменяющихся вариациях, подкреплявшихся духовыми и ударными. Тихие и блаженные солирующие эпизоды завораживали, производя впечатление некого отречения, вознесения на небеса...

Вторая симфония Рахманинова, прозвучавшая во втором отделении концертной программы, с успехом исполнялась в Белгороде не один раз (под управлением главного дирижера Симфонического оркестра, заслуженного деятеля искусств Украины Рашита Нигаматуллина). Однако новое исполнение этой симфонии оркестром под управлением Дмитрия Филатова можно смело отнести к одним из самых удачных и особенных. И этому есть несколько причин.

Во-первых, исполнение партитуры большой четырехчастной симфонии наизусть — само по себе дирижёрский подвиг. И здесь виден ощутимый профессиональный рост молодого, но уверенно «набирающего высоту» руководителя. Во-вторых, то чувство и душа, с которыми преподносилась музыка, были, пожалуй, наиболее близки к истинному «рахманиновскому» исполнению, к той красоте и теплоте, которую излучают его симфонии.

И наконец, основной параметр, который во многом определяет исполнение, — это оркестр, который в этот вечер предстал в своей красе и, несмотря на небольшое количество репетиций, выложился на сто процентов, показав своё мастерство и умение чувствовать живую русскую музыку.

По мановению дирижёрской палочки медленное вступление перенесло слушателей в особое пространство, где в стиле древнерусских напевов сдержанный и непреклонный мотив (виолончели и контрабасы) сменялся широкой, неторопливо распеваемой мелодией (скрипки), из которых выросла главная тема, порывистая и упругая, которую сменила побочная, мягкая и грациозная.

Скерцо, воспроизводящее знакомую всем картину русского зимнего пейзажа, звучало особенно прозрачно, где мелодия скрипок чередовалась с изящными наигрышами гобоя (Сергей Гончаров), а стройно и слаженно звучащий квартет медных оттенял повествование мрачными хоральными напевами.

Adagio (третья часть) — одно из самых красивых и пленительных по звучанию эпизодов симфонии — представило мечтательные и изящные соло кларнета (Юрий Макаренко), которые создавали образы идиллии и сказочного волшебства.

Музыку Рахманинова и, в частности его Вторую симфонию, можно любить бесконечно, ведь в ней столько душевной теплоты, доброты, глубины и искренности. Широта, бескрайние просторы и нечто щемящее-нежное внутри, близкое и одновременно далекое, — таковы образы русской культуры, которые иногда не передать словами, но которые может по-своему, в звуках отразить музыка русских композиторов…


Дата публикации: 07.12.2013